Диагноз окончательный – смерть!
Дзвоніть: (094) 820 77 20

Диагноз окончательный – смерть!

  Середа, 12 серпня 2015. Опубліковано в Статті

Чтобы понять, что революция в РФ неизбежна, не нужно анализировать рейтинги царя и ПЖиВ, общественные настроения, отношения между враждующими кремлевскими башнями и т. д. Можете поверить мне на слово сейчас, а убедитесь в том сами потом – перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Общественные настроения накануне взрыва обычно тоже спокойны, бури ничто не предвещает, она начинается буквально на пустом месте. И козни Госдепа тут не при чем.

Сегодня речь пойдет не об этом увлекательном антураже, а о вещах скучных и малопонятных большинству – об экономике. Описание экономической модели РФ звучит как диагноз смертельно больного социального организма. Я писал это раньше, но не грех и повторить. Идиоты делят страны на прогрессивные и отсталые, ориентируясь на внешний антураж: дескать, страны, исповедующие капиталистический путь развития – прогрессивны, а если они терпят фиаско – значит у них неправильный капитализм, в котором мало свобод, конкуренции, открытости и прочих няшных фишек.

Ранее я подробно описал современную двуединую капиталистическую систему, основанную на неравноценности обмена, в которой есть общества, отдающие свои ресурсы и труд другим, и, соответственно, общества, присваивающие. Первые могут выглядеть как максимально либеральные и свободные страны, вторые могут быть отягощены пережитками социального государства (это, как вы сами понимаете, не добавляет конкурентоспособности). Однако суть неизменна: страны капиталистической периферии много производят и мало потребляют, страны капиталистической метрополии много потребляют, производя на первый взгляд, очень мало. Вот хоть усритесь, не сможете объяснить, по каким таким объективным причинам в малюcеньком туристическом Люксембурге средняя пенсия $2.500, а в главной мастерской мира – Китае – средняя зарплата всего $600. Разве Люксембург производит хоть десятую часть того, что потребляет?

Кстати, Рассеюшка так мощно вставала с колен последние лет 15, что по показателю средней зарплаты уже отстала от Китая. Сейчас Путирашку обгоняет Бразилия и Северная Африка. Но это так, к слову. Да, капитализм несправедлив, есть господа и есть господские слуги. Есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Есть те, кто ипет и те, кого ипут. Так что декларировать горячую приверженность к капитализму мало, надо определиться, к какой категории относится РФ – к капиталистическим паханам или капиталистическим терпилам.

Туповатые марксисты видят решение вопроса в мировой революции: мол, страны производящие должны просто перестать обслуживать страны, их эксплуатирующие. Если индустриальное производство из Европы и Северной Америки переехало в Юго-Восточную Азию, то Старый Свет теперь зависим от азиатов точно так же, как дряхлый лорд от своего молодого лакея, который кормит его с ложечки и выносит из-под него горшок. О, это большое заблуждение!

Дело в том, что географическое расположение производящих мощностей не имеет никакого значения, важно лишь то, кто их контролирует. Кто контролирует – тот и получает гешефт. Хороший пример – производство iPhone (в потребительском обществе вещь почти сакральная). Производятся аппараты в Китае, из США туда доставляют всего лишь несколько компонентов из тысяч потребных, например сапфировое стекло. Можно ли на этом основании считать iPhone китайско-корейским, если его производство локализовано в Азии на 99%?

Apple не имеет собственных производственных мощностей. Проектируется iPhone и вся прочая техника Apple в офисах Купертино, штат Калифорния, США. Здесь разрабатывают дизайн устройств, ПО и планируют рекламные компании. ВСЁ! Как сказано на официальном русском сайте iPhone , «китайские производители, хоть и имеют лучший в мире потенциал для сборки устройств, но их работа оценивается лишь в одну сотую от общего вклада в создание гаджетов». То есть вот эти десятки тысяч китайцев в стерильных цехах китайского завода в провинции Сычуань (на фото), производящие 400 тыс. девайсов в день, получают лишь 1% от затрат на производство конечного продукта.

Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте. Давайте посмотрим, как это выглядит на примере гиганта постиндустриализма Apple и индустриального гиганта, например «Газпрома». 459 тысяч сотрудников «Газпрома» обеспечили компании в 2014 г. чистую прибыль в размере $3,5 млрд. 80 тысяч дизайнеров, программистов и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. То есть чистая прибыль в расчете на одного сотрудника у яблочного гиганта – $493 750, а у нашего национального достояния - $7 625. То есть рентабельность одного сотрудника, работающего головой, выше в 65 раз по сравнению с туземцами, качающими из недр пердячий газ мертвых динозавров! Вдумайтесь в эту цифру, поцреотические дебилы, воспевающие вставание Рассеюшки с колен!

Тупые ватники привыкли считать, что Америка вообще ничего не производит, а только печатает баксы. Рухнет пирамида доллара – и США окажутся с голой жопой.  Как видим, это представление в корне неверное. В США не только производят очень много, там производят значительно больше, чем в РФ на душу населения. Причем в США производят самый рентабельный продукт в мире – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ. Мир легко обойдется без российского газа (про нефть вообще умолчим), его можно будет заменить несколько более дорогим для потребителя иранским, ливийским или ближневосточным газом. Даже если завтра начнется «горячая» война на Украине и поставки газа из РФ будут перекрыты полностью, в Европе расконсервируют угольные электростанции и произведут энергию за счет менее рентабельного и более «грязного» топлива.  Газ, уголь, дрова – всего лишь топливо, конечный же продукт – тепло в домах и электроэнергия никак не меняют своих свойств в зависимости от способа производства.

Но чем можно заменить iPhone? Ничем, это продукт уникальный. Да, есть суррогатные аналоги, если можно так назвать, андроидфоны, но почему-то потребители предпочитают покупать о-о-о-о-чень дорогие айфоны вместо дешевеньких китайских смартфонов. В этом тоже заключается отличие постиндустриальной экономики от индустриальной. При индустриальной выигрывает при прочих равных тот, кто предлагает более ДЕШЕВЫЙ продукт, а в постиндустриальном укладе рулит тот, кто предлагает УНИКАЛЬНЫЙ продукт. Samsung, LG, Lenovo, Huawei и прочие могут конкурировать друг с другом за счет цены на свои девайсы, поступаясь своей прибылью, а Apple продолжает наращивать стоимость своей продукции, потому что их продукт обладает уникальными свойствами.

Сравнение Apple и «Газпрома» тем более наглядно, что у этих предприятий гигантский разрыв в соотношении между оборотом и чистой прибылью:  У американской корпорации чистая прибыль составляет 21,5% от оборота, в то время как у газового гиганта всего 3,4%. Стоит обратить внимание на принципиально важный момент – у «Газпрома» значительная часть производственных издержек приходится на ресурсы, которые расходуются на добычу и транспортировку газа, а у крупнейшей американской компании основная статья расходов – ЗАРПЛАТА ПЕРСОНАЛУ и подрядчикам. То есть Apple – это гигантский пылесос, который за год высосал со всего мира $183 млрд. и отдал их в руки американцев напрямую в виде зарплаты, дивидендов или налогов. В минусе пожалуй лишь сожженное электричество на кондиционирование офиса компании да тот самый «1%», что достается азиатам, штампующим девайсы.

Издержки на добычу у «Газпрома» растут, запасы истощаются, рентабельность падает, менеджмент деградирует. Финансовое состояние компании характеризуется одним емким словом – банкрот. Все потому, что добыча углеводородного сырья в XXI веке – это такое же «передовое» производство, как, например, производство перца или шелка.  А ведь каких-то 400 лет назад доставка перца в Европу обеспечивала 1000% прибыли! Да, человечество не сможет обойтись без перца и при постиндустриализме, спрос на него даже на три порядка выше, чем в феодальную эпоху. Однако ни одну страну мира не делает передовой и сильной наличие полей, где выращивается черный перец. В прошлом столетии рулили страны, контролирующие запасы углеводородного сырья, сейчас рулят те, что контролируют производство каких-то электронных потребительских фетишей. Нравится вам это или нет, но это – факт.

США – та страна, что может первой шагнуть в постиндустриальную эпоху. Сложно сказать, началась она или еще нет. Мне близка такая точка зрения: постиндустриальная эпоха начнется тогда, когда в широкий обиход войдет наноэлектроника и промышленное 3D-принтирование. Нанотехнологии обещают революцию и в энергетике. Еще три года назад я скептически относился к солярному электричеству. В середине 70-х годов нобелевский лауреат Петр Капица обосновал невозможность существования современной цивилизации на энергии с низкой плотностью (количество произведенной энергии на единицу земной поверхности). То есть, образно выражаясь, если мы всю потребную нам энергию захотим получать от солнечных батарей и ветряков, то нам придется всю поверхность земли занять солярными и ветровыми электростанциями – так много человеку нужно энергии, что не останется места для лесов, полей и вообще для жизни. Углеводородное топливо – это та же энергия солнца, однако в концентрированном выражении, накопленная в результате биогенеза за сотни миллионов лет. Поэтому этот источник энергии мог удовлетворить человека в индустриальную эпоху.

Характерной чертой постиндустриальной эпохи будет резкий всплеск энергоэффективности (именно поэтому я считаю, что она еще не наступила). То есть полезный выход энергии увеличится при том, что валовое производство энергии снизится. Для тех, кто не понял, поясняю: сегодня для производства энергии тратится все большее количество энергии. Чтобы добыть 10 бочек нефти, надо сжечь одну бочку (подробнее см. мои посты по тегу нефть, где раскрыто понятие EROEI), а полученные 9 бочек нефти тратятся на то, чтобы добыть из земли и обработать мегатонны полезных ископаемых, перевезти их на десятки тысяч километров, произвести индустриальным способом много нужных вещей, переведя половину сырья в стружку, после чего полезные вещи должны быть доставлены потребителю. Еще энное количество энергии тратится на утилизацию выброшенных на помойку товаров.

Источник.

Северина Ганна Миколаївна
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Создание сайтов.